МБХ медиа
Сейчас читаете:
Алтайская зачистка: как регион избавляли от экологических организаций

В декабре 2016 года, в преддверии Года экологии, Владимир Путин поручил замглавы администрации президента Сергею Кириенко и своему советнику по экологии Сергею Иванову «изучить правоприменительную практику закона об НКО — иностранных агентах в отношении природоохранных организаций». Поводом послужили многочисленные обращения президентского Совета по правам человека с требованием наконец-то разобраться, почему в «иностранные агенты» массово записывают экологические организации. Пока Кириенко и Иванов занимались мозговым штурмом, природоохранные организации продолжили пополнять собой «агентский» реестр.

Чем и кому они мешали и за какую такую политическую деятельность на них навешивали ярлыки — этим вопросам посвящен журналистский проект «Судьба агента». Сегодня мы расскажем, как из-за неуемной ретивости служителей юстиции на Алтае не осталось ни одной официально действующей экологической организации.

«По ошибке, по недосмотру, по рьяности ума»

Принятый в 2012 году закон об «иностранных агентах» теоретически выводит «защиту растительного и животного мира» из понятия «политическая деятельность», однако по итогам первой пятилетки применения закона оказалось, что практически каждая четвертая организация, занесенная в реестр «иноагентов» — природоохранная.

Получив в руки репрессивный инструмент, региональные управления Минюста начали его использовать творчески, так как еще с 2014 года получили право самостоятельно, без решения суда вносить НКО в реестр. А в мае 2016 года Госдума значительно расширила определение «политической деятельности», указав, что оно включает в себя «любую деятельность, направленную на формирование позиции органов власти или общественного мнения в любой области».

К концу 2017 года в реестр было занесено в общей сложности более 150 организаций из которых по состоянию на середину 2017 года было 29 экологических организаций, причем половина из них, согласно исследованию Human Rights Watch «Год экологии без экологов» — 14 организаций — либо самоликвидировались, либо перешли в режим полной заморозки деятельности.

За что же экологам навешивали политические ярлыки? В одном случае экоорганизацию записали в «иностранные агенты» после выигрыша дела о коррупции в местной администрации, которая выдавала разрешения на вырубку охраняемых лесов. В другом «политической деятельностью», наоборот, было признано бездействие экологов, которые не представили свои предложения по проекту поправки к городскому кодексу об административных правонарушениях.

Именно на этот произвол пытался обратить внимание Владимира Путина глава СПЧ Михаил Федотов, заявивший, что многие организации попали в реестр «просто по ошибке, по недосмотру, по рьяности ума». Между тем, в некоторых регионах «творческая» активность Минюста носила и вовсе поразительный характер, например, в Алтайском крае за один год сделали «агентами» все местные НКО.

Как стать «иностранным агентом», критикуя иностранную компанию

Российский Алтай — один из главных центров биоразнообразия на территории России, часть огромного по территории и значимого в мировом масштабе Алтае-Саянского экорегиона. В горном Алтае находится один из объектов Всемирного природного наследия — «Золотые горы Алтая», куда входит знаменитое высокогорное плато Укок.

Алексей Грибков. Фото: личная страница в Facebook

Как и в любом другом регионе, обладающем богатыми природными ресурсами (Алтай со времен Петра I был вторым по значимости после Урала центром горнорудного дела), здесь высока активность не всегда чистого на руку бизнеса. С 90-х годов здесь сформировалась мощная сеть независимых экоорганизаций, которые во многом и определяли региональную природоохранную повестку.

Одной из самых известных организаций было «Геблеровское экологическое общество». Свое название получила в честь жившего на рубеже XVIII — XIX веков ученого Фридриха Геблера — одного из первых исследователей Алтая, известного врача, зоолога, географа, открывшего, в частности, истоки реки Катуни.

Деятельность организации в некотором роде продолжение дела Геблера — с той, лишь разницей, что, если в XIX веке географические исследования, скорее, имели целью хозяйственное покорение территорий, а теперь таковой, напротив, является их сохранение, — рассказывает лидер общества Алексей Грибков.

Грибков — профессиональный биолог, с 1998 по 2003 год работал в Сибирском межрегиональном центре «Заповедники», организовывал практические семинары для студентов естественнонаучных специальностей по основам заповедного дела на базе Алтайского заповедника, а также организовывал экспедиции по учету численности редких видов животных. В 2000 году он стал председателем и руководителем проектов в «Геблеровском экологическом обществе», которое ведет несколько постоянных кампаний по особо охраняемым природным территориям, осуществляет общественный лесной контроль, ведет антибраконьерскую деятельность.

«Мы сознательно ушли от всевозможных городских тем — зеленых зон, свалок, потому что желающих заниматься такими темами много, а ездить, например, мониторить рубки леса в отдаленных районах — некому», — говорит Грибков.

Наиболее значимым результатом деятельности организации Грибков видит кампанию в защиту Залесовского заказника, которая вылилась в войну с коррупционной схемой регионального масштаба.

Расположенный на стыке границ Алтайского края, Новосибирской и Кемеровской областей Залесовский заказник одно из немногих мест, где сохранились участки так называемой черневой тайги с элементами реликтовой флоры. Основной задачей заказника является сохранение верховьев реки Бердь и природного комплекса черневых лесов Салаирского кряжа, охрана редких и исчезающих видов растений и животных. В 2011 году чиновники пытались инициировать изменения в режиме заказника, чтобы на этой территории можно было рубить лес, добывать бокситы, цементное сырье и даже россыпное золото в истоках реки Бердь.

Рубки леса начались до попыток изменения статуса заказника, что и послужило причиной конфликта алтайских экологов с региональными властями. Дело в том, что лес на территории заказника (да и многих других природных уголков) осваивался по коррупционной схеме, в которой были задействованы начальники из Управления лесами Алтайского края.

«Эти ребята хорошо в свое время устроились: скупили, условно говоря, за 10 тысяч рублей бывшие лесхозы со всей материальной базой, рубили лес и сами же, как чиновники, регулировали эту отрасль. Эту коррупционную схему удалось развалить и сразу многое в лесной сфере изменилось к лучшему», рассказывает Грибков.

Развернутая барнаульскими «зелеными» кампания имела два важных результата: во-первых, Следственный комитет возбудил дело против тогдашнего начальника Управления лесами; во-вторых, был отстранен от должности вице-губернатор, курирующий лесную отрасль.

Другим важным результатом кампании в защиту Залесовского заказника стал выигранный «Геблеровским экологическим обществом» судебный процесс: дойдя до Верховного суда, организации удалось доказать, что леса, произрастающие на особо охраняемых природных территориях, носят категорию защитных т. е. не подлежат сплошным рубкам. Был создан прецедент, который позволил не только алтайские региональные заказники, но и все другие российские заказники защитить от варварских рубок леса.

Черневая тайга в Залесовском заказнике. Фото: Алексей Грибков

«То, что тенденцию в деле охраны лесов удалось переломить это очень важно для сохранения наших уникальных алтайских ленточных боров. Каждый год мы обследуем по два-три очередных заказника в ленточных борах, вносим предложения по их зонированию, выделяем зоны строгой охраны, где вообще никакие рубки недопустимы, ибо повсеместно и целиком запрещать рубки тоже нельзя это вызовет недовольство местного населения, настроит его против охраняемых территорий. Главное, что мы сломали негативную тенденцию, когда ленточные боры рассматривались исключительно как источник ресурсов», продолжает Алексей Грибков.

Вообще, отношения с местными чиновниками и силовиками у Алексея Грибкова и его соратников складывались по-разному. Несколько лет назад Грибкова пытались привлечь за «нецелевую трату бюджетных средств» (общество получило небольшой губернаторский грант на проведение общественных экологических инспекций). Причем, по иронии судьбы, «антикоррупционное» заявление в ОБЭП на Грибкова подписал бывший вице-губернатор Алтайского края Юрий Денисов, который в прошлом году был сам приговорен к восьми годам за взятку. Дело против Грибкова развалилось.

Первую волну борьбы с «иностранными агентами» в 2013—2014 годах «Геблеровское экологическое общество» относительно благополучно пережило — организация прошла плановую проверку, и никакой политической деятельности обнаружено не было. Но в 2015 году в регион поступила новая разнарядка от федерального Минюста, причем местные организации внесли в реестр буквально по списку, который был приведен в доносе администрации Алтайского края. В акте, который был составлен Управлением Минюста России по Алтайскому краю в мае 2015 года так и сказано: основанием для проверки послужило обращение краевой администрации о неких «нарушениях законодательства» со стороны общественной организации.

Организация уклоняться от проверки не стала и честно представила всю финансовую документацию, в которой сотрудники юстиции радостно обнаружили иностранное финансирование: всего за 2014−2015 годы общество получило чуть более 1 миллиона рублей от ряда американских фондов, однако часть этой суммы представлена и пожертвованием WWF России — организации, которая юридически считается российской, однако Минюст счел, что финансы, получаемые от нее, тоже почему-то являются иностранными.

С «политической деятельностью» — еще интереснее (обоснование этой самой деятельности — всегда самая захватывающая часть в минюстовских документах): Алексей Грибков, видите ли, заявил в одном из интервью, что губернатор Алтайского края Александр Карлин «продемонстрировал презрение ко мнению десятков тысяч жителей края».

Другим глубокомысленным выводом проверяющих о наличии «политики» было то, что, критикуя деятельность Каменского деревообрабатывающего комбината, Алексей Грибков высказался, что «система управления лесопользованием устроена спорно» и что «проблема идет сверху»

Хребет Чихачева. Фото: Алексей Грибков

.

Но, пожалуй, самым интересным в перечне выявленной «политическую деятельности» была кампания по защите хребта Чихачева в Кош-Агачском районе Республики Алтай. Хребет Чихачева — уникальное с экологической точки зрения место, где, в частности, расположены места обитания снежного барса и горного барана-аргали. Дело в том, что здесь планировалась добыча кобальта, и власти республики, хлопая в ладоши инвестициям, пытались даже продвинуть идею «международного кобальтового кластера»: вести совместную с монголами деятельность по добыче и обработке этого металла.

На российской стороне драйвером проекта выступила канадская фирма Global Cobalt Corp (позднее, правда, выяснилось, что канадская у нее только вывеска, а учредителями являются граждане России). Проект, как утверждает Алексей Грибков, провалился из-за действий этой самой «канадской» компании.

«Там была попытка реализовать топорную жульническую схему: найти заинтересованных партнеров-инвесторов и их кинуть, никакой реальной добычи металла здесь не планировалось. Но факт остается фактом: то, что мы пытались противодействовать жульнической схеме — это нам тоже вменили в качестве «политической деятельности», — рассказывает Алексей Грибков.

«Геблеровскому экологическому обществу» и самому Грибкову удалось избежать штрафов за недобровольную регистрацию в качестве иноагента, но не удалось сохранить юридическое лицо — в 2016 году оно было ликвидировано все тем же Управлением Минюста России по Алтайскому краю. Сам Грибков утверждает, что это был некий компромисс с властями: официальная ликвидация в обмен на то, что наконец-то отстанут и дадут жить спокойно.

Организация сохранилась в качестве неформальной группы, но большинство проектов пришлось свернуть (в лучшие времена в организации работало до семи штатных сотрудников при бюджете до 2 миллионов рублей в год). Впрочем, сам Алексей Грибков продолжает экологическую деятельность уже под эгидой местного отделения ОНФ, которое, в частности, активно продвигает планы по созданию национального парка на Салаирском кряже, где представлена черневая тайга.

Плато Укок. Хребет Южный Алтай. Фото: Алексей Грибков

Агенты по списку

Компанию «Геблеровскому экологическому обществу» в реестре «иностранных агентов» составили и другие местные организации, полностью или частично работающие в природоохранной сфере.

Так, в середине 2015 года в «иностранные агенты» включили Общественный фонд «Алтай-21 век». Организация вела большую экопросветительскую деятельность, пропагандировала альтернативные источники энергии даже построила в Республике Алтай собственную экспериментальную площадку для демонстрации возможностей солнечной энергетики и соломенного строительства (во многом благодаря стараниям фонда «Алтай-21 век» Республика Алтай сегодня является одним из передовых регионов по части внедрения солнечной и ветроэнергогенерации).

Плановая проверка Минюста сочла политической деятельностью, в частности, позицию фонда по строительству газопровода «Алтай», который должен связать месторождения Западной Сибири с западным Китаем. В фонде считали, что газопровод следует проложить через территорию Монголии или Казахстана, а не через плато Укок, которое является частью объекта Всемирного наследия «Золотые горы Алтая».

Примечательно, что иностранное финансирование организация получила на проведение семинара по альтернативной энергетике, оно никак не было связано с тем, что проверка Минюста сочла политической деятельностью.

Исполнительный директор фонда Ирина Фотиева в интервью ТАСС отмечала, что все сотрудники фонда (их было около 15 человек) работали на общественных началах, не считая временных и очень маленьких доплат в случае получения грантов.

В январе 2016 года фонд был закрыт как юридическое лицо и продолжает существовать в виде неформального общественного объединения (впрочем, его деятельность теперь сводится по большей части к поддержке сайта).

В апреле 2016 года в Республике Алтай «разоблачили» организацию «Архар», которая пропагандировала необходимость сохранения редких и исчезающих видов животных Горного Алтая — того же снежного барса и барана-аргали — то есть прямо реализовывала ту деятельность, которая никак не должна подпадать под классификацию «политической». Для руководителя организации, профессионального эколога и научного сотрудника Алтайского биосферного заповедника Сергея Спицына было полной неожиданностью узнать, что теперь он чей-то там «агент».

«Уч-Энмек». Фото: uchenmek.ru

В мае 2016 года в реестр иноагентов попала Школа экологии души «Тенгри». Эта организация работала с 1995 года в Онгудайском районе и занималась «реанимацией традиционного знания Алтая путем реализации целостной системы мероприятий и действий, которые могли бы способствовать сохранению, укреплению и воссозданию взаимосвязи между коренным народом и Священной Землей». Так, в 2001 году «Тенгри» добилась создания особо охраняемой природной территории «Уч-Энмек» это, в том числе, организации и припомнили, когда вносили в реестр, обвинив вдобавок в «проникновении в административные структуры».

Рвение управлений Минюста обоих алтайских регионов извести организации, так или иначе связанные с охраной окружающей среды, было так велико, что в реестр чохом записывали даже вполне лояльные НКО, не замеченные в протестной деятельности. Так, в 2016 году «иностранным агентом» признали спортивно-патриотическую молодежную организацию «Арктика». Организация, которая была основана в 2012 году, занималась безобидными вещами: пропагандировала здоровый образ жизни, водила в походы детей и т. п. Минюсту не понравилось то, что «Арктика» получала средства от российского представительства британской организации «Оксфам». Не дожидаясь принудительных действий со стороны властей, председатель «Арктики» Анатолий Ломакин сам зарегистрировался как «иноагент».

Алтайская аномалия

Алтай — один из тех регионов, где органы юстиции с особым озверением ликвидировали легальную активность природоохранных НКО, причем зачастую никакой логики в этих репрессивных действиях не прослеживается. В этом плане Алтай — тот самый аномальный пример, который достоин пристального изучения господином Кириенко (если он еще не забыл про поручение своего шефа), но и следственными органами — на предмет систематического превышения должностных полномочий алтайскими служителями юстиции.

Впрочем, Год экологии, накануне которого оно давалось, уже прошел, а других поводов пока не предвидится.

Дмитрий Шевченко

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Природоохранные организации во всём мире являются одной из важнейших и самых активных частей гражданского общества. В России же, как мы видим, на словах президент, премьер и другие высшие чиновники любят призывать к развитию институтов гражданского общества, а на деле их слуги душат ростки гражданского общества, которые пытаются объединять неравнодушных граждан.
    Видимо, власти нужны только марионеточные, беззубые экологические организации, которые будут одобрять все разрушительные для природы проекты и поддакивать жуликам и ворам.

  • Татьяна

    Благодаря отдельным людям и организациям, не равнодушным, хоть как-то сохраняются природные ресурсы. Временщики у власти все разворовывают. Сейчас насколько я понимаю делить уже нечего, принялись за землю. Выступления Медведева: нужно упростить передачу лесного фонда под строительство ИЖС. Лично слышала. Сама живу возле лесной полосы. Активисты раскопали, что лес купили, по-моему в 1991 году, как с/х угодия. Следим, чты не вырубили.
    Помню была статья, что убили снежного барса, которому покровительствовал Путин. Наверное, это сделали специально. Такие люди тоже есть.
    Сейчас распространю эту статью.

  • Ирина

    Дмитрий, спасибо. Так мало объективных публикаций на эту тему, что я даже как-то опешила. Всего вам доброго, Ирина Фотиева, бывший исполнительный директор фонда «Алтай — 21 век».

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: