МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Химическая бомба замедленного действия»: как в Челябинской области хотят засыпать угольную шахту кислотными отходами

Самый большой в Европе угольный карьер хотят засыпать химическими отходами

Недалеко от города Коркино Челябинской области находится самый глубокий в Евразии угольный разрез. Коркино, соседствующий с ним поселок Роза и сам Челябинск часто накрывает смог из-за эндогенных пожаров. По мнению жителей, этот дым содержит множество ядовитых веществ, и именно он причина массовых заболеваний.

После того, как занимающаяся добычей угля ОАО «Челябинская угольная компания» прекратила работу на карьере, уволила работников и вывезла технику, количество пожаров увеличилось, а обещавшая их ликвидировать компания не выполняет свою задачу.

Неподалеку хотят построить Томинский горно-обогатительный комбинат, материалами с которого планируют заложить разрез. Однако многие жители уверены, что ГОК только ухудшит и так нестабильную экологическую ситуацию в области.

«Смог стал нормой»

Глубина Коркинского угольного разреза — 500 метров, диаметр воронки — полтора километра. Месторождение открыли в 1931 году, и на тот момент оно было самым большим в стране. Сейчас из-за эрозии почвы разрез осыпается, часто случаются оползни и эндогенные (внутренние) пожары.

«Ситуацию усугубляет южный ветер, который приносит запах гари с Коркинского угольного разреза, где снова начались эндогенные пожары», — рассказал «Аргументам и Фактам» руководитель экологического фонда «Моя планета» Виталий Безруков.

Горение угольного разреза. Источник: defenseofnation.com

Жители написали петицию и потребовали от властей решить проблему: «В дыму, выделяемом при горении в разрезе, содержатся такие опасные для человека вещества и соединения как бензпирен, двуокись серы, диоксид азота, неорганическая пыль и окись углерода. Всем этим ежедневно дышат десятки тысяч жителей Челябинской области. Как следствие, в регионе фиксируется рост заболеваний органов дыхания. Продолжается стабильный рост числа онкологических заболеваний у взрослых и детей», — говорится в петиции.

«Смог накрывает Коркино, Калачево, Розу. Он настолько плотный, что видимость в низинах практически нулевая. Бывают моменты, когда ветер дует в другую сторону, но запах чувствуется практически всегда. Ощущение, что все дома отапливаются углем, — рассказала „МБХ медиа“ эксперт по экологии от общественной палаты города Копейска Челябинской области Мария Киселева, — за последние четыре месяца такой смог стал нормой». Пока жители жалуются на непроглядный дым и запах гари МЧС списывает смог в городах на теплый антициклон.

«ЧУК» и ГОК

До недавнего времени разработкой месторождения занималась «Челябинская угольная компания» (ЧУК), которой владеет депутат Законодательного собрания Челябинской области Константин Струков, входящий в число 200 богатейших бизнесменов России. Forbes оценил его состояние в 950 миллионов долларов. Пока его компания владела карьером пожары как-то тушились.

О том, что карьер вредит жителям близлежащего Коркино известно давно — еще в 2012 году сообщалось, что разрез поступил вплотную к жилым домам и те начали рушиться и «сползать».

В том же году в Коркино приезжал Владимир Путин, и позднее вышло распоряжение Правительства, согласно которому «Челябинская угольная компания» обязалась выделить 1 млрд рублей на «строительство и приобретение жилья для граждан, подлежащих переселению из зоны развития активных оползневых процессов».

Лицензия на разработку карьера ЧУКом закончилась 1 января 2018 года. Работы прекратились еще раньше — как сообщил «Комсомольской правде» генеральный директор компании Валерий Кальянов, работы остановили еще 20 ноября.

Он же рассказал, что разрез передали недавно созданному ООО «Промрекультивация», которое и должно было заняться тушением пожаров и охраной территории шахты.

Невидимая рекультивация

После того, как ЧУК вывела своих работников и технику с территории, пожары стало некому тушить, и их количество увеличилось: «Конечно, возгорания периодически случались и раньше, но, когда работали шахта и разрез, их тушили. К запаху гари люди здесь уже привыкли, — рассказала порталу Znak.com председатель собрания депутатов Коркинского района Наталья Лощинина, — Сегодня разрез горит, никто тушением пожаров не занимается. В связи с этим у жителей возникает паника, люди болеют», — рассказала Лощинина.

По ее словам, врач детской городской больницы рассказывала, что госпитализация увеличивается в разы, когда поднимается дым.

Она добавила, что «Промрекультивация» предполагала участие «Челябинской угольной компании» и «Русской медной компании» (РМК) 50 на 50. Но, ЧУК вышла из состава «Промрекультивации», а у РМК, судя по всему, не хватает бюджета чтобы запустить работу компании.

Угольный разрез и поселок Роза. Источник: www.ochevidets.ru

Представители «Русской медной компании» не дали нашему корреспонденту оперативного комментария, а взамен предложили номер телефона главного инженера «Промрекультивации». Нам ответил рассерженный мужчина, который заявил, что никаким инженером не является.

Несмотря на возмущение жителей тем, что пожары никак не тушатся Кальянов заверил, что сейчас вопрос под контролем: «''Промрекультивация'' отвечает и за ликвидацию возможных возгораний, — объяснил он, — Задымление от разреза, если и чувствуется, то в радиусе 10−12 километров, не больше. Особенно это заметно зимой».

«Единственное» решение

Лощинина рассказала, что карьер должен полностью отойти РМК после того как компания построит в области Томинский горно-обогатительный комбинат: «Разрез будет укрепляться песками Томинского ГОКа», — объяснила она.

По мнению депутата, строительство ГОК — единственно возможное решение в сложившейся ситуации. Лощинина уверена, что у лишившихся рабочих мест с ликвидацией ЧУКа жителей Коркино снова появится работа, а жить город будет даже лучше, чем до этого. «За полгода, с конца мая 2017 года, уволены порядка 500 человек. Для Коркино это серьезная цифра. Это горняки, шахтеры, людям в основном 40−50 лет, им еще нужно кормить семью. Устроиться куда-то, имея такое образование, сложно. В основном все ездят работать в Челябинск. Хоть он и рядом, это тяжело. Очень много молодежи было на ярмарке. Озвучено, что средняя зарплата на Михеевском ГОКе сегодня 45 тыс. рублей, и на Томинском зарплаты будут сопоставимыми. У нас тут таких зарплат нет», — рассказала Лощинина.

По мнению депутата, РМК поможет не только с рабочими местами, но и в целом с благоустройством области.

«Группа наших депутатов, чтобы разобраться, ездила на Михеевский ГОК как аналог Томинского ГОКа. Затем на экскурсии съездили все желающие — вызвалось несколько сотен человек из разных сфер: общественные организации, бюджетники, предприниматели, молодежь. Все они увидели, что на территории растут цветы и за четыре часа экскурсии темные ботинки остаются чистыми. Посетителям показали весь производственный цикл, нигде не было дверей, куда нельзя входить, и никому не предлагали надевать противогазы», — говорит Лощинина.

Несмотря на заявления депутата, многие жители области не согласны с со строительством ГОКа.

«Это просто фабрика по производству отходов, никакой там полезной продукции нет, — рассказал „МБХ медиа“ активист движения СТОП ГОК Василий Московец, — У нас такое бедное содержание меди, что из тонны поднятой породы добывается всего три килограмма меди, а все остальное идет в отходы. А они, с учетом нашей катастрофической ситуации в регионе, хотят расположить Томинский ГОК на последней „форточке“, через которую нам поступает свежий воздух — юго-западное направление».

Он уверен, что строительство комбината только ухудшит положение дел из-за ограниченности ресурсов: «ГОК зависит от ископаемых, а меди у нас всего на 28 лет. А потом что останется? Вырубленные леса и две огромные ямы и кислотное хранилище».

По мнению Московца, если разрез засыпят отходами с ГОКа, ситуация в области ухудшится в разы: «В открытые горные разработки запрещено складывать отходы. А это не просто отходы это хвосты обогащения ГОКа: они содержат в обязательном порядке кислоты и химические реагенты, — объясняет активист, — Такую горючую смесь нельзя засыпать в условиях воды и самовозгорающихся углей. Мы просто получим химическую бомбу замедленного действия».

Активисты направляли письма президенту с просьбой отменить постройку ГОКа. Московец добавил, что президенту передавались письма с живыми подписями, а петиция собрала около 200 тысяч электронных подписей. В итоге СТОП ГОКу удалось добить своего — стройку комбината заморозили, по словам Московца, до выборов.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Александр Кожейкин

    Поскольку на форумах огромное количество постов, свидетельствующих о полном непонимании технологии, кратко поясню. С началом добычи руды начнётся ее измельчение до нано-состояния. Представьте себе сахарную пудру. Руда будет размолота в 2 раза тоньше — до фракции 0,039−0,71 мм. Далее последует флотация, представляющая собой операцию с подачей флотореагента и извлечение одного сульфида меди. Мельчайшие нано-частицы возносятся на поверхность, всё остальное падает на дно. И этого остального — примерно 98%, причем, это наряду с ферритами и кремнеземом и вещества 1 и 2 класса опасности.
    Сульфиды идут наверх. А что же другие медные минералы, тот же малахит или смитсонит?
    Офшорники, рекламирующие «умную медь» на самом деле нисколько не озаботились их переработкой. По словам Н. Гончар ценнейшую окисленную медную руду будут также отправлять в отвал. Не говорите об этом японцам или корейцам, умрут от разрыва сердца. Ведь у них всё идёт в дело, а отходы превращаются в доходы, не загрязняя природу.
    Примерно в 15 километрах от ГОКа уже есть гигантская яма — самая большая в Евразии, глубиной в полкилометра — Коркинский разрез. Наш Президент приезжал туда, когда вокруг карьера создалась опасная обстановка, и пришлось эвакуировать население из нескольких кварталов, потому, что эти кварталы медленно сползали в карьер.
    Карьер для добычи угля использоваться не будет, но что с ним теперь делать?
    Глупая медь находит глупый выход: засыпать его токсичными отходами, но это противоречит Федеральному закону № 7, который запрещает складировать отходы производства у жилых зданий, а до них 300 м.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: