МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Ведь можете, если захотите»: почему следствие вдруг захотело стать «добрым»

«Ведь можете, если захотите»: почему следствие вдруг захотело стать «добрым»

Наверное, когда-нибудь в своих мемуарах глава СК, поэт, член Союза писателей Александр Бастрыкин напишет, кто надоумил его или попросил 14 мая 2018 года принять вполне законное и давно напрашивавшееся гуманное решение о том, чтобы отпустить фигуранта дела «Седьмой студии» Алексея Малобродского под подписку о невыезде. А может, не Бастрыкин, а кто-то другой напишет или расскажет, «как это было».

Ведь еще вчера говорящая голова СК Светлана Петренко заявляла, что «Следствие будет снова ходатайствовать в суде об изменении Малобродскому меры пресечения на домашний арест». Еще вчера член СПЧ Михаил Федотов сообщал, что обратился к главе Мосгорсуда с просьбой ускорить процесс рассмотрения апелляции на меру пресечения Малобродского. Еще вчера и сегодня утром СМИ на перебой сообщали, что Малобродского то приковали к больничной кровати, то отцепили. Публицисты и блогеры рвали на себе рубашки и кричали, что не могут ни есть, ни спать, потому что рядом в больнице мучают человека. Да я и сама писала ровно то же самое. Но загадкой для меня по-прежнему оставалось, как такое возможно, что СК, всемогущий и грозный, публично терпит унижение перед Генпрокуратурой и судом — ведь невероятно унизительно дважды выходить в суд с ходатайством об изменении меры пресечения тяжело больному человеку, ссылаясь на гуманность и буквально «получать по мордам» от прокурора и судьи, которые, прикрываясь сомнительными процессуальными моментами, отказывают тебе, важняку из СК.

Защита Малобродского неоднократно просила следствие отпустить их подзащитного под подписку о невыезде. Последний раз главу следственной группы Лаврова просили об этом в прошлый четверг, когда Алексею Малобродскому стало плохо в суде, и лечащий врач заговорил об инфаркте миокарда, а «скорая» госпитализировала его в больницу. Следствие оставалось непреклонно:такую ответственность на себя оно брать не хотело.

И вдруг: решилось.

Так совпало, что незадолго до решения СК Малобродского в больнице посетила уполномоченный по правам человека, и агентства передали: «Москалькова считает, что «Малобродского надо перевести из СИЗО».

И его переводят. Что это? «Добрая фея по правам человека» достучалась до Бастрыкина? Торжество гуманизма или страх второго «Магнитского»? Или СК не захотел и в третий раз унижаться не по понятиям в суде, получая отказ Генпрокуратуры на очередное ходатайство о домашнем аресте?

Узнаем ли мы когда-нибудь, что послужило, как теперь модно говорить, «триггером», или кто стал «инструментом гуманизма»? Хотелось бы.

В любом случае, самое ужасное, что человека сначала нужно практически довести до смерти, чтобы потом принять в отношении него законное решение, которое можно было принять в рабочем порядке, просто потому, что «он не скроется, не окажет давление на свидетелей, не уничтожит доказательства» и не сделает много всего ужасного, что обычно упоминают следователи, когда убеждают судью, что обвиняемого следует взять под стражу.

А вообще, если отойти чуть в сторону от попыток разгадать ребус «кто зашел к Бастрыкину, кто к Чайке, а кто к Егоровой и кто победил в этой многоходовке», мне кажется, что все-таки победил сам Алексей Аркадьевич Малобродский.

Очевидно, что следствие от него ждало показаний на Кирилла Серебренникова. Ему об этом прямо говорили, он — единственный из фигурантов «театрального дела» просидел в СИЗО почти год. В последние месяцы то же самое следствие его мучило переводами из нормальных тюремных условий в тяжелые и порой невыносимые. Наконец, его дважды «пытали» надеждой. Дважды обещали отпустить под домашний арест и дважды обманули. А потом сердце его не выдержало, и он чуть не получил инфаркт. Уже в кардиореанимации его приковали наручниками. То есть этот абсолютно невиновный человек с чистейшей репутацией прошел свои «круги тюремного ада». Он бесстрашно на всех судах говорил о порочности следствия, о сфабрикованности уголовного дела. И казалось, что именно за это ему мстят. Судьба Алексея Малобродского вызвала у большого числа людей, которые раньше никогда не слышали о нем, много сочувствия. И как это часто бывает, когда Система имеет дело с настоящим сопротивлением, она на мгновение разжимает щупальцы. И адвокатам Малобродского повезло вытащить своего подзащитного через маленькую щель между этими страшными шестеренками.

Мы не знаем, чем закончится это дело. Мы не знаем, каким будет приговор в отношении Алексея Аркадьевича. Но как здорово, что еще одному человеку удалось хоть на миг выбраться из тюрьмы.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Люстрация

    Как теперь принято говорить: «Пусть сосут» те «деятели искусства», которые не встали стеной на своих сценах, и не поотменяли все свои спектакли, ради освобождения одного из лучших своих соратников — Малобродского! Зрители поняли бы, и устроили бы овации такому Движению их душ, вместо чтобы смотреть лицемерные спектакли, где лгут про «души высокие порывы», оставаясь «серыми мышами», ссущимися от страха перед «чекистами». Пусть сосут!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: